http://morevokne.ru/

Топорная охота. Таежные хроники.

Добыча марала позволила нам не беспокоиться о пропитании и на долгое время необходимость в охоте отпала. Мы занимались другими делами, которых в таежной жизни всегда много. Устойчивый мороз и невысокий снежный покров позволяли передвигаться по окрестностям без особых усилий. Мы заготавливали дрова на будущий год и часто гуляли по ледовой поверхности водохранилища. Зимой уровень воды в «море» сильно падал, и двухметровая ледовая подушка опускалась неравномерно, раскалываясь у берегов и островков. Эти, нежно-голубые глыбы льда, возвышавшиеся над заснеженной поверхностью искусственного моря, напоминали нам, что где-то там есть большая гидроэлектростанция и много-много людей. В нашем белом безмолвии это казалось почти нереальным…

Хотя люди с большой земли на станции иногда появлялись. Было несколько коммерческих охотничьих тура, на которые приезжали иностранные туристы. Заморские охотники с удовольствием глушили спирт, который здесь почему-то называли – шмурдяк, стреляли в удачно подставленных егерями под выстрел маралов и козерогов, увозили с собой трофеи и воспоминания…

Ради разнообразия в рационе муж иногда предпринимал вылазки на охоту. Однажды он принес глухаря. Я никогда прежде не видела этой птицы и, честно говоря, поразила она меня только размерами. Мясо глухаря оказалось очень сухим и жестким, возможно, зима – не лучшее время для охоты на глухарей.

Однажды муж заметил в окрестностях станции следы семейства кабанов и засобирался на охоту. Я решила прогуляться и проводить его, а вместе со мной отправилась «на охоту» и наша кошка. Втроем мы ушли далеко за пределы станции, а потом я пожелала мужу удачи и пошла обратно, вместе со мной повернула к дому и кошка.

Дымка, наша кошка, всегда больше походила на собаку – могла свободно и без всякого страха трусить рядом с нами в далеких прогулках, так что мы даже, в шутку, называли ее «охотничьей кошкой». Идем мы с этой охотницей, дышим свежим воздухом и вдруг, Дымка впереди на снегу увидела белку. Кошка попробовала ее догнать, но белка была расторопнее, запрыгнула на дерево и стала взбираться повыше. Дымка за ней. Белка начала перескакивать с дерева на дерево, пока не оказалась на высокой, отдельно стоящей, молодой лиственнице у края большой поляны. «Охотничья кошка» следила за передвижениями белки уже с земли и вопила благим матом. От возбуждения и азарта у нее тряслась нижняя челюсть. Возмущенно оглядываясь, она побуждала меня к каким-то действиям, словно говорила: «Неужели ты не видишь? Это же белка – я хочу ее!»…

Ружья у меня с собой не было. Только маленький топорик, на всякий случай. И вот этот топорик я пустила в ход для удовлетворения прихоти своей кошки —стала рубить дерево с белкой на вершине. Ствол лиственницы был около 10 см в диаметре, и работала я очень долго. Древесина у лиственницы супер-плотная, так что сил и пота было затрачено на эту авантюру много. Пока я рубила деревце, а белка тряслась на вершине, Дымка уютно пристроилась на моем полушубке и даже успела выспаться. А когда деревце, наконец, упало, Дымка нашу добычу прозевала! Кинулась она за ней в погоню через поляну, но какая же кошка, догонит белку? Счастливая беглянка очень скоро была в полнейшей безопасности на огромном дубе, а моя кошка опять тряслась и жалобно мяукала, забравшись по этому дубу на высоту третьего этажа.

Сказать, что я была сердита, – ничего не сказать. Представьте себе, что я около трех часов потела, срубая лиственницу, а эта, мирно спавшая «охотница», опять чего-то от меня хочет! Поминая всех родственников моей кошки, до седьмого колена, я поворачиваю в сторону станции. Моя меховая предательница, соскакивает с дерева и бежит впереди меня, а потом и вовсе скрывается из виду.

Иду по тайге одна. Очень быстро спускаются сумерки, так что я уже иду в темноте, едва разбирая направление, потому что следов не вижу и явно блукаю. Вспоминаю свою встречу с медведем, стучу зубами от страха и пою, опять про того же кузнечика…

Когда я, наконец-то, в кромешной темноте выхожу к станции, меня издали встречает гомон множества голосов, хлопающие двери домов и яркий свет изо всех окон. Я подумала, что случилось нечто ужасное, и побежала к людям. Когда я с сумасшедшими глазами оказалась в кругу света, раздался облегченный мат на разные голоса. Оказывается, это меня потеряли. Пару часов назад вернулся с неудачной охоты муж, вернулась Дымка, а меня нет, и спросить о моей судьбе не у кого…

Эта история заставила меня задуматься о ничтожности человека в мире дикой природы. В этом мире так просто пропасть без вести! И безмятежная природа растворит следы твои, отряхнет прах твой и даже памяти о тебе не оставит…


Comments are closed.